Письмо с жалобой на пытки. 1940 год

П

Письмо с жалобой на пытки. 1940 год

Письмо мастера Рославльского вагоноремонтного завода Я.Л. Юдина в Смоленский обком ВКП(б) о незаконном аресте и неправильном ведении следствия

21 июля 1940 года

Прошу Вас разобрать мое заявление о восстановлении меня в рядах ВКП(б). Для ясности разбора моего заявления я изложу ниже, за что я был исключен из рядов ВКП(б), считаю неправильно.

Меня исключили из ВКП(б) 28 декабря 1937 г., приняв за основу приказ №148/Н Западной ж.д. бывшего начальника Русанова, затем 30 декабря 1937 г. я был арестован. В связи с арестом я не помню, успел ли я тогда ходатайствовать перед обкомом ВКП(б).

7–8 июля 1938 г. меня осудили по ст. 58 пп. 7-11 сроком на 18 лет и поражением в правах на 5 лет без права кассации. Мною написан ряд жалоб в порядке прокурорско- го надзора о неправильном ведении следствия и суда. Прокурорский надзор вошел с ходатайством перед председателем Верховного суда об отмене приговора сессии линейного суда Западной ж.д. , которая вынесла приговор неверно, потому что на суде не присутствовало техэкспертизы, и я отказывался от своих показаний от 30 декабря 1937 г. как до суда, так и на суде. Приговор сессии линсуда Западной ж.д. был отменен на новое переследствие. Во вторичном переследствии мне была переквалифицирована статья на 59-3, ч.1. По вторичному следствию состоялся суд. Приговором линсуда Западной ж.д. 9–11 июня 1940 г. я оправдан за недоказанностью мне предъявленных обвинений.

На предварительном следствии 30 декабря 1937 г. следователь Якушин предъявил мне, что я вредитель, разрушал паровозные котлы в депо Рославль. Я ответил, что я не вредитель и честно относился к порученной мне работе. Тогда следователь Якушин говорит: «Мне известно, что тебя завербовал Малахов Г.С., в деповскую контрреволюционную организацию, выполнял его вредительские задания, и поэтому ты – контрреволюционер». Я доказывал, что это неверно, и никакой контрреволюционной организации в депо нет, и ни к каким к/р организациям я не принадлежу. Тогда следователь Якушин сказал: «Я своего добьюсь», – и стал применять инквизиторские меры воздействия и пытки, говоря: «Все равно ты мне скажешь, что тебя завербовал Малахов, и я этого добьюсь». Я ему ответил, что я состою в большевистской партии. Тогда следователь Якушин принял ряд инквизиторских мер воздействия, лишил меня пищи, садил на ножку перевернутого табурета с вытянутыми руками и ногами, избил, довел до потери сознания, посадил рядом за стол: «Пиши, все равно замучаю», – и стал диктовать, что меня завербовал в к/р организацию Малахов Г. С. и в эту организацию входили Рацин Ф.Д. , Малахов Г.С., Щедрин С.Р., Громов Г.С. (всех судили по одному делу 7–8 июля 1938 г.) и другие, которых я не помню и сейчас, и я под насилием-избиением следователя Якушина написал в бес- сознательном состоянии. Допрос велся следователем с 8 вечера 30 декабря 1937 г. до 4 часов утра 31 декабря 1937 г.

Я о неправильном следствии и мерах воздействия писал из Рославльской тюрьмы смоленскому облпрокурору и в ЦК ВКП(б) до суда в первых числах января 1938 г., но ответа не получил, что подтвердит член ВКП(б) Карташев Николай Николаевич, работающий на Рославльском ВРЗ. Я на суде 7–8 июня 1938 г. отказывался от своих показаний, говоря, что мне вели следствие неверно, были ряд физических мер воздействия, что отмечено в приговоре от 1938 г. Писал из лагеря жалобы, в которых указывал, что я под инквизиторскими мерами воздействия следователя Якушина в бессознательном состоянии, избитый, под диктовку написал, что меня завербовал Малахов Г.С., и в эту организацию входили граждане.

Когда меня оправдали по суду 9–11 июня 1940 г., подал заявление в горком ВКП(б) о моем восстановлении в рядах ВКП(б). Горком постановил исключить меня 8 июля 1940 г. в связи с моей неустойчивостью. Я доказывал бюро горкома, что я до суда отказывался от всех показаний, отказывался на суде и после приговора сессии линсуда писал в жалобе, что я не виновен, а виновен во всем следователь Якушин, который довел меня до бессознательного состояния и заставил написать на себя и людей. Горком не разобрал этот больной вопрос и исключил меня 8 июля 1940 г. из рядов ВКП(б). Я просил бюро горкома, чтобы оно запросило в Рославльскую тюрьму, в каком месяце я до суда писал заявление облпрокурору и в ЦК ВКП(б), и не спросили у Карташева Н.Н. – он сказал бы, что я писал жалобы до суда из Рославльской тюрьмы, где указывал о неправильном ве- дении следствия, инквизиторских мерах воздействия со стороны следователя Якушина, но горком не принял во внимание мое устное заявление. Также я говорил горкому, что я на суде 7–8 июля 1939 г. отказывался от своих показаний, возьмите у следственных органов НКВД копии приговора от 7–8 июля 1938 г., где видны все подробности ведения суда и следственный материал.

Писал из лагеря о неправильном ведении следствия, мерах воздействия Якушина. Кроме того, я написал справки из лагеря Малахову Г. С., Родину Ф.Д. о том, что под мерами воздействия следователя Якушина мною написана ложь, вымысел следователя Якушина. В к/р организации я, Малахов Г.С., Родин Ф.Д. не состояли, меня Малахов Г.С. не вербовал, точный смысл справки не помню, может подтвердить Малахов Г. и Родин Ф., что они получили от меня справки в 1939 г., и этот довод бюро горкома ВКП(б) не приняло во внимание.

Я говорил бюро горкома, что я невиновен, а во всем виновен следователь Якушин, я требую разыскать следователя Якушина и привлечь к ответственности за неправильное ведение следствия и физических мер воздействия в 1937 г.

Я прошу вызвать следователя Якушина со мной глаз на глаз, пусть на бюро обкома ВКП(б) расскажет, как он избивал меня, в какое время и как заставлял писать, применяя запрещенные приемы при следствии.

Прошу распутать следственный узел от 1937 г. и привлечь следователя Якушина к ответственности. Я уверен в том, что следственный узел 30 декабря 1937 г. распутается, и виновник Якушин понесет наказание.

Я прошу Вас взять подробный материал по 58-й статье в архиве Рославльского НКВД, так будет приговор сессии линсуда 8 июля 1938 г. Найдите копию заявления облпрокурору, которую я подавал председателю линсуда Вторникову, это заявление должно со- храниться. Тоже есть определение об отмене приговора сессии линсуда Западной ж.д. Спросите Малахова, Родина, Щедрина, проходящих по суду 7–8 июня 1938 г., где я на суде отказывался от показаний. Я прошу подробно разобрать вопрос о прошлом следствии, потому что пострадал по вине Якушина два года с лишним, я потерял партийный билет, потерял здоровье, семья выброшена была на улицу, и дети, и жена потеряли все, что мною было приобретено, и потеряли здоровье только благодаря следователю Якушину, который неправильным ведением следствия довел меня до тюрьмы и лагеря.

Прошу разобраться с моим заявлением, разыскать следователя Якушина и привлечь к ответственности.

Биография моей жизни коротка, я думаю, что она должна быть в горкоме и следствен- ном материале, в котором я проходил ряд изменений. Имел выговор за присвоение ча- сов, второй выговор снят, имел ряд поощрений по работе, после строгого выговора я работал честно, но мне не дали продолжать работать честно, не дали возможности расти и выполнять задания партии и правительства. Такие, как следователь Якушин, поломали мне жизнь, но я все же остался верен трудовому народу, остался честным патриотом своей родины.

Прошу разобрать мое заявление и восстановить меня в рядах ВКП(б) и привлечь к ответственности следователя Якушина.

Юдин

г. Рославль, 1-я Краснофлотская улица, д. 3.

ГАНИСО, ф.Р-6, оп. 1, д. 528, л. 18–19. Подлинник, рукопись

Справка о результатах проверки заявления бывшего члена ВКП(б) Юдина Якова Лаврентьевича

24 сентября 1940 года

В заявлении от 21 июля 1940 г., адресованном на имя секретаря Смоленского обкома ВКП(б), тов. Юдин Я.Л. пишет о восстановлении его в рядах ВКП(б) и о привлечении к партийной ответственности за нарушение революционной законности при ведении следствия бывшим следователем Рославльского ОДТО НКВД тов. Якушиным.

Произведенной проверкой на месте по существу заявления тов. Юдина Я. Л. установлено: В декабре 1937 г. на Юдина и других бывшим следователем Рославльского ОДТО НКВД тов. Якушиным было заведено уголовное дело по 58-й ст. УК за недоброкачественный ремонт паровозов на Рославльском ВРЗ.

Линейным судом Западной ж.д. 7–8 июля 1938 г. Юдин осужден на 18 лет и поражение в правах на 5 лет.

При вторичном рассмотрении приговора линейного суда Западной ж.д. от 9 февраля 1940 г. за недоказанностью предъявленных обвинений Юдин оправдан.

Просьба тов. Юдина о восстановлении в рядах партии решением бюро Смоленского обкома ВКП(б) удовлетворена.

Выдвинутые мотивы заявления тов. Юдина о нарушении ведения следствия бывшим следователем Рославльского ОДТО тов. Якушиным являются неосновательными, т.к. проходившие по делу Малахов Г.С. и Щедрин С. ., которые в настоящее время восстановлены в партии, в своих письменных объяснениях показывают, что при ведении следствия бывшим следователем Рославльского ОДТО НКВД тов. Якушиным к ним никаких извращенных методов не применялось.

Кроме этого, работающий с 1937 г. в Рославльском ОДТО НКВД секретарем, в настоящее время – следователем, тов. Фадеев не знает ни одного случая нарушения революционной законности при ведении следствия тов. Якушиным.

А поэтому отдел кадров считает, что жалоба тов. Юдина Я.Л. о привлечении к партийной ответственности бывшего следователя Рославльского ОДТО НКВД Якушина является неосновательной, т.к. проверкой нарушения ведения следствия не установлены.

О результатах проверки необходимо разъяснить тов. Юдину через ГК ВКП(б).

Зам. зав. отделом кадров

Смолобкома ВКП(б) Воеводин

ГАНИСО, ф.Р-6, оп. 1, д. 528, л. 23. Заверенная копия, машинопись

В Смоленский обком ВКП(б) – из Управления НКВД по Смоленской области

29 сентября 1940 года

Произведенным расследованием заявления гражданина Юдина Якова Лаврентьевича о применении к нему методов физического воздействия во время проведения следствия в 1937–1938 гг. по делу со стороны бывшего сотрудника ОДТО НКВД Западной ж.д. Якушина, выявлено следующее:

Юдин Яков Лаврентьевич, 1906 года рождения, член ВКП(б) с 1931 г., работал до сентября 1937 г. котельным мастером паровозного депо ст. Рославль Западной ж.д. 25 сентября 1937 г. по приказу №148/н Начальника Западной ж.д. , в связи с выявленными его вредительскими действиями при проверке работы по ремонту паровозов, был уволен с работы с передачей на него материалов следственным органам.

Тогда же первичная парторганизация паровозного депо исключила Юдина из членов ВКП(б) по мотивам производства им явно вредительского ремонта паровозов в котельном хозяйстве. Это решение было утверждено на заседании бюро Рославльского горкома ВКП(б) 28 декабря 1937 г.

30 декабря 1937 г. Юдин был арестован ОДТО НКВД ст. Рославль в числе других лиц – служащих депо, как участник правотроцкистской контрреволюционной организации, про- водившей вредительство в паровозном хозяйстве депо.

Основанием для ареста Юдина послужили материалы, переданные из Управления Западной дороги о его вредительской деятельности, и показания арестованного ранее парторга депо Лац Николая Густавовича от 23 декабря 1937 г., как об участнике указанной к/р организации. Таким образом, оснований для ареста Юдина было достаточно.

Следствие по делу Юдина и проходивших с ним по одному делу Малахова Г.С., Ра- цина Ф.Д. и других, проводил бывший в то время оперуполномоченным ОТДО НКВД ст. Рославль Якушин, ныне работающий зам. нач. ОДТО НКВД ст. Спас-Деменск, Московско- Киевской железной дороги.

Юдин после ареста на другой день 31 декабря написал собственноручно заявление и дал показания о своей принадлежности к к/р правотроцкистской организации и о своей вредительской деятельности в депо ст. Рославль по разрушению паровозного парка. Он своим вербовщиком назвал зам. начальника депо Малахова и как участников служащих депо: Громова, Лац и других, всего в числе 9-ти человек. В связи с показаниями Юдина и ранее арестованного Лац, был арестован и Малахов.

Линейный суд Западной ж.д. 7-8 июля 1938 г., рассмотрев дело Юдина, Малахова, Рацина и других, признал всех виновными в предъявленных им обвинениях в контрреволюционной деятельности и осудил всех на разные сроки исправительно-трудовых лагерей и, в частности, Юдина на 18 лет.

По протесту зам. председателя Верховного Суда, определением железнодорожной коллегии Верховного Суда СССР от 25 июня 1939 г. приговор был отменен и дело было направлено для дополнительного расследования.

Дополнительным расследованием обвинение Юдина в принадлежности к к/р правотроцкистской организации не подтвердилось, и в этой части было прекращено, с преданием его однако суду, а также проходивших с ним по одному делу Малахова и Рацина за допущенное нарушение трудовой дисциплины, повлекшее недоброкачественность ремонта паровозов, т.е по ст. 59-3 п. «В» УК РСФСР. При вторичном рассмотрении дела 9–11 июня 1940 г., за недоказанностью этого обвинения, Юдин вместе с Малаховым и Рациным были оправданы.

В процессе еще предварительного следствия в марте 1938 г., а потом на суде 7–8 июня 1938 г. и в кассационной жалобе Юдин отказался от своих первых показаний о признании себя виновным в к/р деятельности, ссылаясь на то, что эти показания от 31 декабря 1937 г. о признании в принадлежности к к/р организации являлись вынужденными и клеветническими как на себя, так и на названных лиц, благодаря применению к нему со стороны следователя Якушина методов физического воздействия. Это же обстоятельство он указывает в своем заявлении в Смоленский обком ВКП(б) от 21 июля 1940 г.

Будучи допрошенным 25 сентября с.г. Юдин указал, что, находясь после ареста всю ночь на допросе у сотрудников в ОДТО НКВД ст. Рославль Фадеева и Якушина, подвергался издевательствам. Причем Якушин во время допроса, помимо ругани, наносил ему удары рукой по лицу и шее, а также сажал его на ножку перевернутого табурета. В результате применения к нему таких методов воздействия, он вынужден был дать на себя и других лиц клеветнические показания о к/р деятельности, не соответствующие дей- ствительности.

Проверкой указанные Юдиным обстоятельства не подтвердились и его заявление вызывает сомнение в своей правдоподобности. Никто из лиц, кроме Юдина, проходив- ших с ним по одному делу и допрашиваемых Якушиным, никаких претензий к неправильности ведения следствия не предъявили, и, в то же время, характеризовали Юдина и его поведение на следствии с отрицательной стороны.

В заявлениях Юдина по вопросу применения к нему якобы со стороны Якушина раз- ных методов физического воздействия имеется ряд противоречий. В одном случае он указывает, что его долгое время Якушин заставлял сидеть на ножке перевернутого табурета и наносил ему рукой побои, в другом же случае в ранее поданных заявлениях лишь указано, что кроме ругани и 42-часового сидения на табурете, не перевернутом, никаких других мер воздействия к нему не применялось.

Из материалов архивного дела и показаний самого Юдина видно, что он допрашивался в ночь с 30 на 31 декабря 1937 г. не свыше 6 часов, т.е. с 10 часов вечера до 4 часов утра, а не 42 часа, как он указывал раньше.

Сотрудник ОДТО Фадеев не подтверждает наличие каких-либо извращений при ве- дении следствия как в отношении Юдина, так и в отношении других лиц, проходивших по его делу. Неоднократно заходя в комнату к Юдину при допросе его Якушиным, также допрашивал его. Никаких мер воздействия к Юдину никто не применял.

Сам Юдин никаких претензий к Фадееву не заявил и указал, что последний допрашивал его без применения методов воздействия.

Якушин в своих объяснениях категорически отрицает также применение физических методов воздействия к Юдину, который дал свои показания совершенно добровольно. Указывает, что Юдин в целях реабилитации себя в партийных органах, выдвигает против него ложное обвинение.

Юдин в период своего заключения в тюрьмах города Рославля и Смоленска неоднократно нарушал правила содержания, что установлено имеющимися в его личном деле документами. В частности, за самовольное взятие продуктов для себя от другого арестованного сокамерника, был подвергнут заключению в карцер на 20 суток. Вторично за другое нарушение подвергался заключению в карцер на 5 суток.

Таким образом, в результате произведенного расследования заявления Юдина о применении к нему методов физического воздействия со стороны Якушина материалами не подтвердились.

Особоуполномоченный УНКВД по Смоленской области,

лейтенант государственной безопасности Латухин

ГАНИСО, ф.Р-6, оп. 1, д. 528, л. 12–14. Подлинник, машинопись.

по gagarin

Рубрики